TRACK 05. SUMMERTIME

Если до двенадцати ночи шанс, что хоть одна светлая мысль, да и навестит мою черепную коробку был, то сейчас в пять минут первого, он улетучился. Ушел спать, слабак. Жизнь какая-то скомканная. Всё что происходит, происходит как-то отрывочно и невнятно. Я вроде как болею (ещё бы, с такой-то погодой), но уже вроде выздоравливаю. Кроме того, я решила продолжать образование. Это было понятно давно, оставалось только дождаться, когда желание учиться перевесит травмы от моего предыдущего опыта общения с системой. Я смотрю на всё это, как на полную авантюру. Потому что непонятно, как я всё буду успевать. То есть нет, теоретически как раз всё понятно. Теоретически, у меня отличный план. Но вы же знаете, как бывает с этими планами. Мне просто надо попробовать и посмотреть. ( Я в общем, не очень хочу об этом рассказывать пока, знаете, не то, чтобы суеверие, а иногда просто есть у человека что-то сокровенное, что не хочется никому показывать. Ну так вот оно)

Кроме того, совершенно отвалилось желание устраивать личную жизнь. Это же надо встретить кого-то нового. Познакомиться. Узнать друг друга. Нет, спасибо. Статистическая выборка показывает, что это очень бесполезное вложение времени и усилий. Шансы получить положительный результат так себе. Банально говоря, получается какая-то шняга, а силы и время уходят. Можно считерить, и «встретить» кого-нибудь старого, но от этой перспективы вообще лёд бежит по позвоночнику. Но самое главное, нет вот этого радостного предвкушения. А без него сами понимаете, получается не свидание, а job interview.

Всё это было бы очень грустно, если бы не было так афигенно жить. Но перестать восхищаться жизнью не получается. Вокруг Питер. Я хожу гулять на канал Грибоедова, начиная от самой тихой его части, где ещё можно услышать свои мысли, и заканчивая пересечением с Гороховой, где расхаживают вечером толпы модных, красивых и увлеченных. Я постоянно встречаю классных людей. Есть куча интересных книг, фильмов и мест, и всё это вот прямо здесь и сейчас, в изобилии. С такой жизни хочется сделать слепок, а на самом деле ей надо просто наслаждаться, что я и делаю.

Track 04. Eternally Missed

Я верю в астрологию только в поэтическом смысле, как в художественный приём. Но если звёзды всё-таки имеют влияние на судьбу человека, то я прошу их категорически и немедленно прекратить это сумасбродство. В середине прошлой недели моё тело победили бактерии и микробы, или вирус, или инфекция, или сглаз с порчей. Я делала то, что всегда делаю в таких случаях – лежала, как мешок картошки, глотала разноцветные пилюли и смотрела Библиотекарей ( да сразу три сезона). По поводу лечения экранным волшебством я могу давать консультации. На самом деле, все невзгоды в моём организме лечатся соблюдением постельного режима.

Дальше, уже на этой неделе со мной случилась мелкая неприятность. Учебный год заканчивается, это значит, что одну крупную работу приходится менять на десять тысяч мелких подработок во всех концах города. Так вот крупная работа ещё не закончилась, а подработки уже начались. Меня таскает то на проспект Ветеранов, то Васильевский, то на Международную. Энтропия ширится и я приветствую её без возражений. Но вот переезжая со второй работы на третью, где-то переходя между станциями, я потеряла шапку. Да, в последнее утро весны я была в шапке. Плюс восемь же! Без неё моему тонзиллиту зябко. Это была прекрасная шапка. Мужская. Выглядела так, как будто я стянула её с головы гопника, спящего в канаве. И сразу на себя надела. И не снимала года два. Прекрасная была шапка. В тот же злосчастный день я начала обходить магазины. А у них летняя коллекция. У них купальники, а не шапки. Хотя в такую погоду купальник можно носить только под пуховик (плюс шесть). Только магазин Юность продаёт шапки круглогодично. Но они все маленькие и непокоцанные. Не то, чтобы у меня нет шапки. Есть и с помпоном, и спортивная, и летняя. Но это всё не то. Я на грани того, чтобы искать своё счастье в бюро находок.

Последний же сюрприз, который провидение подготовило мне на этой неделе был совсем за гранью. Опять же передвигаясь между работами, моя особа вдруг осознала, что до обеда не дотянуть и зашла в булочную. Конечно, я ничего, кроме булок не видела, пока продавец не сказал мне:”Привет!” Вот тут из ниоткуда соткалась сначала рука с татуировкой, а потом вся женщина. Я издала крик, средний между тем, что издают дети, попав в Диснейленд, и тем, что вырывается из чайки, подстреленной злым и жестоким мальчишкой из рогатки. Но не будем обманываться, Диснейленда не будет. За прилавком стояла Н. Такая же, как и всегда, хоть и не в той обстановке, в которой я привыкла её видеть. Прошел год, с тех пор, как мы виделись. Я ни к кому не прикипела душой за это время. Если бы это был не год, а пять лет, всё было бы ок, а так меня к вечеру прибило. На все вопросы относительно моих нынешних чувств, которые давно должны были испариться, можно ответить цитатой из Пелевина:” Целовать её было упоительно и страшно, как прыгать в темноту.” Мне кажется, это всё объясняет.

Ночью мне снился Киану Ривз. Он был очень устал и покупал мне шпильки для волос. Он, по всей видимости, из тех ангелов, что не приходят без крайней необходимости. Ангел безнадёжных случаев. Ну, вот он, мой безнадёжный случай. Выспалась первый раз за неделю.

Track 03. Gimmie gimmie gimmie

За три недели в моей жизни случилось ровно одно важное событие. Я покрасила голову в фиолетовый, синий и изумрудный. Если коротко рассказывать – то я невероятно хороша, нравлюсь всем интересным людям( себе больше всего, конечно же), а на неинтересных не обращаю внимания. Мне всё можно, и я счастлива.

Кроме этого я сходила с тем хорошим скучным мужчиной ещё на два свидания.( Не совсем скучным, ладно) К концу последнего мне хотелось отпилить себе руку, поскольку юноша настойчиво за неё держался. Вообще, с личной жизнью какой-то голяк. Декорации прекрасные, но на сцене пусто. Мужчины все чувствуют себя царём горы, и думают, что вот все должны от них тащиться, аплодировать стоя, стелиться перед ними, сами укладываться в штабеля. Такого самомнения не бывает даже у котов! Или есть ещё второй вариант:”У меня нет своей жизни, поэтому я тут буду жить твоей, начну с ритуального поклонения, а потом стану рассказывать тебе, что надо высыпаться, и подтирать сопельки.” Серьёзно, если бы моя жизнь требовала такого участия, я бы жила с мамой. А женщин так мало, что не из кого выбрать. Весь этот дейтинг- это так утомительно.

Кроме этого, я сегодня возможно иду на ночь музеев. А может не иду. То же самое с распродажами. Я с одной стороны хочу идти, а с другой пойти я могу только с девочкой, которая мне так неприятна, что аж зубы сводит. Время с этим человеком настолько вне моей зоны комфорта, что чтобы вернуться в неё обратно придётся покупать билет на самолёт.

Я немного писала стихи на этой неделе. Но будем честными – стихи не моё приоритетное развлечение, а работы развелось, как грязи. Это большое счастье! Осталось только с ним справиться.

Так же на этой неделе сразу несколько студентов выкидывали такие фокусы, про которые вроде и не скажешь, что это стоит внимания, но это раздражает. То у тебя взрослые люди, которые, не ведут себя, как взрослые, то дети, которые истерят по любому поводу. Но я часа за три возвращаю себе дзен, вспоминая, что если человек ведёт себя глупо, я не обязана в этом участвовать. Аминь.

Track 02. Blackout days

Я не помню, чем занималась всю неделю. Возможно, тральфамадорцы забрали меня на Тральфамадор и проводили опыты. Не помню! Поэтому вот вам куски информации, которые хоть и с шипением и белым шумом, но прорываются на мой внутренний экран.

В начале недели мне предложили замещение на май. По утрам. Я согласилась. Это последний шанс заработать деньги перед мёртвым сезоном. Ученики уже начали лениться, болеть, уезжать на дачи и пропадать в неизвестном направлении. Месяц пашем как два Папы Карло (как один я пашу уже сейчас) и отдыхаем. (Так же в четверг пришлось проводить уроки за начальницу. В следующий тоже придётся)

Примерно в этот же момент у меня разладилось с моим хобби. Новую главу я безбожно не догнала. Времени догонять нет, ну ладно, я что-нибудь придумаю.

Так же за неделю я успела сделать гимнастику пять раз. Это заслуживает аплодисментов. Бурных стоячих оваций с вызовом на бис. Никогда ещё я не проявляла такой силы воли.

А в субботу я таки собралась на свидание. Надела футболку с черепом. Подстриглась(!) Он был мил. Джентельмен. А ещё он был сериальный задрот, каких поискать. Мы говорили часов шесть. Мы обсудили всё, что длилось дольше трёх эпизодов за последние пятнадцать лет. И постмодернизм (Ведьмак, Очень странные дела). И вторжение норманов в Англию(Викинги). И возможности робототехники(Мир Дикого Запада). Все лучшие аниме (Кстати, так и не поговорили про Девочку, которая прыгала сквозь время) И… меня это абсолютно выморозило. Мы всегда ищем, кого-то кто на нас похож. Но этот конкретный парень похож на меня в том, в чём я и сама не хочу быть на себя похожа. Я не хочу помнить все новинки телеэкрана. Я хочу создавать. Программировать. Рисовать. Писать стихи. Путешествовать. Носить одежду из ретробудущего. Травить байки. Переживать события, которые в эти байки превратятся. А не лежать перед ноутбуком потому что во мне не осталось жизненных сил.

Я также не хочу парня. А хочу любовника. Или любовницу. Или и то, и другое. А не человека, который будет думать, что если я высунуть под дождь, то сразу растаю. Я вполне могу дойти до дома сама. Может я вообще хочу зайти в магазин и купить молоко и пельмени?
Нельзя пытаться рационализировать свои чувства. Не понравился и всё тут.

В общем я внезапно поняла, чего я категорически хочу прямо сейчас. Поэтому завтра я еду в Новгород, туристствовать и дышать полной грудью.

P.S. вот ещё интересная ссылка этой недели Изнасилованные заботой

Track 01. Unknown artist. Tank drum improvisation.

Сеттинг такой – вечер, но не поздний, и если задуматься, это не имеет никакого значения, ведь я перехожу с Гостиного двора на Невский и в переходе засел юноша с глюкофоном. Этот инструмент создан для весёлых мелодий, напоминающих об экзотических островах, желтом песке и солёном бризе. Но музыкант в метро выбрал что-то космическое и грустное. Что-то совпадающее с моим настроением. Вся неделя вела к этому, было похоже на медленный подъём по крутой винтовой лестнице. Понедельник и вторник пропали в кровати. Ходить по снегу в кроссовках было не лучшей идеей, но походные условия, что поделать. К среде я выползла из кокона, чтобы встретиться с Сашей. Она едва заметно беременна. Окружающие люди ведут себя как ослы. Давайте остановимся на том, что родственники у Сашиной дочери будут только с одной стороны. Умные, по крайней мере.

Вечер четверга я провела с Н. В нём есть что-то. Ладно, ему 23, он симпатичен, интересен и никогда не влюблялся. Между нами нет никаких искр. Это такой Кай, даже по типажу подходит –леденистые голубые глаза. Мне никогда не нравятся подходящие люди.

Утром в пятницу закончился мой отпуск. Дети обнимали меня уже на лестнице. Самые громкие и гадкие, мои любимые дети. Примерно то же самое было в субботу. К концу дня меня можно было снимать для рекламы курорта. С подписью “до”. В таком состоянии я решила шляться между книжных полок – это лечит половину плохих вещей, которые со мной могут случиться. Со второй половиной справляется нурофен. В этот момент мне написал А и предложил пройтись. Это уже третий раз. Третий. И за три раза этот человек не может уяснить, что я планирую вещи. Что чёрт побери, я хочу пойти куда-нибудь! Но не в грязной же куртке, не в джинсах, которые спадывают до колен, не задолбаная. Он ставит мня в положение, в котором я не могу сказать «да», хотя хочу. Почему интересно такой умный человек так глупо себя ведёт? Я же не доставка пиццы! Я раздосадована до сих пор.

Я была свободна весь день сегодня. Мои руки дошли до тех вещей, до которых должны были дойти. Я очень этим довольна, я всё правильно делаю. Какая-то часть меня хотела написать А, но я не даю этой части права голоса. Нет-нет, я больше её не слушаю.

Также утром мы с Юлей решили, что на праздники едем в Новгород и Москву. Кроме этого на моём телефоне не работает Тиндер, и мне нужен новый телефон, очевидно.

А ещё я дочитала «Думай, как математик» Барбары Оакли. Эта книга не о математике, а скорее о процессе обучения, получении новых навыков и запоминании. Рассказывает очень банальные, очевидные вещи. Слава Богу! Потому что жизнь становится невероятно сложной, если ты не понимаешь банальных вещей.

Track 00. Breaking the girl.

Если вы читали/смотрели дневник Бриджит Джонс, то знаете, что родители взрослых детей, существуют, чтобы делать последних несчастными. Они проводят с тобой неделю, и к воскресенью твоё самообладание целует паркет. Предприняты срочные меры – еда, вино, подруга. На следующий день ты всё равно смотришь ситкомы в кровати. А. предлагает тебе свою. Кровать, точнее раскладной диван, или на чём он там спит. Но нет, ведь только у себя дома я могу лежать под одеялом в спортивном костюме и есть шаурму. Запивать колдрексом. Переворачиваться с правого на левый бок, а потом с левого на правый. И так по кругу.

Родители. Родители! Лучшее, что вы можете сделать для них – улыбаться и махать. Да, даже когда они говорят, что у вас нет талии. Или что вам нужно носить каблуки. Или что ваш второй родитель опять облажался. Но в этот момент вы должны улыбаться и махать, как будто вы участвуете в конкурсе красоты. Хлопаете ресницами и взлетаете. Всё схвачено. Пока мама ласково не предполагает, что на старости лет (она уже считает себя старой, если вам интересно) они могла бы перебраться “сюда”. В этот момент вашу улыбку перекашивает. Мою перекосило. Я не могу улыбаться, параллельно обдумывая план побега в Северную Корею. Марс тоже неплохой вариант. Для верности можно сменить пол, внешность и съесть все свои документы. Я в таком отчаянии, что не подавлюсь даже университетским дипломом. Представьте, я сбежала через полстраны, чтобы не куковать у материнской юбки. А теперь материнская юбка гонится за мной. Дали не видел таких сюрреалистических ночных кошмаров. А я просто не хочу быть его ребёнком всё время. Мне нужно пространство, чтобы быть собой. Это ведь не значит, что я не люблю свою семью. Но можно мне пожить немного?

Взрыв

***
Был взрыв. Возможно,
раскидал он
По комнате мои игрушки,
Да и подушку с одеялом
Стащил он напол. Как бездушно

Закинул под матрас учебник,
Рассыпал веером тетради,
И посреди разрухи этой
Оставил бледную в халате

Лежать среди помятых папок,
Насыпанных горою скрепок
И думать, что могла погладить,
Но побоялась быть нелепой.

Атлантиды

Для Н.

Мои Атлантиды уходят под воду,
И волны касаются края земли.
Мне выбора нет, я сажусь молча в лодку-
Ни взгляда назад. Всё греби и греби.

Под воду уходят соборы и шпили,
Где нам довелось на Мадонну смотреть,
Кафешки уходят, куда мы ходили,
Уходит затолпленный Невский проспект.

Я прятала их от ненастья морского,
Божилась, что морю ни в жизнь не отдам.
Божилась, пока моё честное слово
Не сдалось на милость зелёным волнам.

Ушло всё под воду, всё кануло в Лету,
Все чувства забыты, все кости срослись.
Я в лодке одна, пониманием согрета,
Что скоро совсем доберусь до земли.

Пой и танцуй!

Посвящается Т.

Пой и танцуй! и дуй в рыжие медные трубы.
Тебе ведь поётся, танцуется и получается дуть.
Воздуха в грудь! По испуганной заспанной улице
Катится громом и шорохом наглый дебют.

Пой и греми! Колоти в круглые барабаны.
Ловко сплетай непростую мелодию в нить.
Тот знаменит, кто встаёт непростительно рано
И непростительно долго поёт и стучит.

После бала

Сорян, ребята! Бал окончен-
Прошу на выход всех с вещами.
Ну чё ты куксишься и ропщешь?
Подумаешь, блин, член с ушами!

Подумаешь, блин, важный перец,
Барон Мюнхгаузен засраный.
Не важно русский, или немец,
Или казах с душевной раной-

Катись колёсиком далёко.
Вали! Настал конец кина!
Не важно: Паша, Толя, Лёха-
Вали! Хочу побыть одна.

Осеннее

У меня стихи совсем без юмора —
Мне сегодня трудно улыбается.
Как холодная октябрьская Юрмала,
Я – несолнечная, грустная красавица.

Я забот узнала вкус, его запомнила.
Он осел на мне, как пыль на подоконнике.
Опустила ниже плеч я буйну голову.
Видно подломилось что-то в комике,

Или изогнулось, или лопнуло,
Или износилось и утеряно –
В воздухе витает запах жженого,
И моя улыбка – как расщелина,

И моя улыбка, как пробоина
В трюме пятипалубного танкера.
Я сдалась, сдалась без боя. Мы
Стали нежной грусти арестантами.

К нам уже идут снега конвоями.
Смутная улыбка зажигается:
— Ты о чём печалилась?
— Не помню я.
— Вот и не грусти, моя красавица.