Короли и кошки

Юле, замечательной подруге и терпеливой соседке посвящается

Раздался стук. Этим прекрасным субботним утром Мисс Мампкин никого не ожидала, хотя дом её благоухал свежими булочками, а чайник только что закипел. Сама пожилая леди как раз собиралась снять передник, когда раздался стук. Рыжик, дремавший до этого в луче майского солнца, встрепенулся и ушёл по своим кошачьим делам.

Перед ней предстали пятеро вельмож средневековой наружности. Пожилая леди хоть и видела своими глазами последние восемь десятилетий, была слишком современна для мужчин в чулках. Конвертики с земляникой остывали.

-Здравствуйте, я ничего не покупаю и не участвую в благотворительности. Доброго вам всем утра, джентльмены! – и она закрыла дверь.

В дверь постучали снова.

— Его Величество, король Альбрехт Нетландский, правитель семи королевств, – паж надрывался так, что Мисс Мампкин разволновалась, не услышат ли соседи этих шутов.

— Здравствуйте, прекрасная леди, меня зовут сэр Агравейн, в ваших гостеприимных краях мы ищем благословенную леди Маргарет.

Маргарет! Вот оно что. У соседа была дочь, Маргарет, но она переехала в Бристоль два года назад. С этими вестями пёстрая группы удалилась.

Можно было вернуться к субботнему чаепитию. Только сначала смазать яйцом и поставить в духовку пеканы. Вообще-то в пеканах не было особой нужды. Субботние чаепития стали традицией ещё в ту пору, когда она собирала книжный клуб. Приходили, конечно, только подруги. Но теперь всё изменилось, Френсис сломала бедро и лежала дома, Анна каждые выходные уезжала к маленькому внуку, Салли ухаживала за больным мужем. Так что такое количество выпечки вряд ли имело смысл.

Тем не менее, сняв передник, она села за стол, налила себе кружку крепкого чаю, и откусила от корзинки с земляникой. Какая это была корзинка. Ягода не была вкуснее, даже когда мисс сняла её с кустика.
Снова стук в дверь.

— Его Величество, король Альберт Нетландский, правитель семи королевств!

Конечно, ведь не все соседи ещё знают, что к ней ходят ряженые!

-Здравствуйте, прекрасная леди. Спешим вас известить, что случилась наидосаднейшая ошибка. По соседству с Вами, о несравненная, действительно жила Маргарет. Но только ведь это не наша Маргарет. Это Маргарет Бичем, мы же ищем прекраснейшую из всех прекрасных дам, Мисс Маргарет Мампкин.

— Не может такого быть. В округе нет ни одной Маргарет Мампкин кроме меня.

Все рыцари немедленно изогнулись в поклоне.

Это было уже слишком, пришлось пригласить их к чаю.

***

Она и забыла, какие это хлопоты – принимать гостей. Парадный фарфор, блюдца для конфитюра, тарелки для выпечки. Завтра придётся тоже печь. Или довольствоваться шоколадом из магазина. Прокормить пять рыцарей – почти что роту солдат.

— Прекрасная леди Маргарет, — начал Агравейн, которого, несмотря на внешность вышибалы в дорогом историческом ресторане, избрали парламентарием – наше к вам дело носит весьма личный характер.
Рыцари переглянулись и перестали жевать.

-Наш честнейший, благонамереннейший, но к сожалению, вдовый король Альбрехт отправился в этот непростой поход, чтобы найти спутницу жизни. Феями ему было указано имя самой благочестивой леди, какую только можно сыскать – леди Маргарет Мампкин.

Молчание.

-Король хочет незамедлительно сделать Вам предложение руки и сердца. Мы так долго искали Вас.

Молчание.

Рыжик наконец почтил гостей своим вниманием и соблаговолил подкрасться к сэру Агргавейну в надежде на угощение.
Неудобное молчание.

— Простите великодушно, здесь должна быть какая-то ошибка. Во-первых, я не ищу мужа. А во-вторых я давно уже вышла из того возраста, когда прилично принимать подобные предложения. Ещё чаю?

-О прекрасная леди Маргарет, я предполагаю, что Вы не рассматривали перспективу замужества, поскольку поблизости не было столь достойной кандидатуры, но подумайте, на вашу руку претендует король!

Рыжий взглядом начал выклянчивать у гостей еду.

Маргарет улыбнулась.

— Все, кто когда-либо претендовал на мою руку, мой покойный муж в том числе, были людьми исключительно достойными.
В это время кот, не допросившийся у достойных гостей ни любви, ни её материального эквивалента – еды, решился на последний отчаянный шаг. Меховой пират понял, что его всего лишь недостаточно видно и устремился из-под стола на свет божий по ближайшему чулку. Возможно, это доставило сэру неудобство, а может было просто щекотно, но за долю секунды животное добралось до рукава, а досточтимый Лоуренс решил рукой тряхнуть. Под сенью этого дома никогда не трясли руками без надобности. Раздался психический надломленный мяв и упавшее животное пошло подальше от этих нервных.

— Думаю, что ничем не смогу помочь вам в вашей миссии.

Хозяйка поджала губы и стало понятно, что чаепитие окончено.

***

На следующий день Маргарет решила потрудится в саду. Ещё зимой она купила чудо какую оградку для клумб и теперь собиралась её установить.

— Здравствуйте, достопочтенная Маргарет, — отвесил поклон вчерашний блондин, ненавидящий котов.

-Здравствуйте, — Маргарет же наоборот пришлось разогнуться, чтобы поприветствовать гостя.

-Мне хотелось бы уладить вчерашнее недоразумение. Вы были к нам добры и гостеприимны. Я ничего не имею против животных. Я люблю животных! Не хотелось бы своим недостойным поведением бросить тень на нашего достойного короля. Он – мудрый и справедливый правитель.

— Я Вам верю, но это не меняет моего ответа, — леди нагнулась к ограде, давая понять, что работа ждать не будет.
-Позвольте помочь Вам, — джентльмен ухватился за пластик. – Послушайте, он ведь мог бы устроить в вашу честь рыцарский турнир. Был бы славный свадебный подарок.

Возможно, сэру Лоуренсу уже приходилось заниматься садово-парковым хозяйством, а может, рыцарь дружил с руками, но в следующие полчаса все оградки встали вокруг клумб. За чашкой чая Лоуренс оказался не только хорошим работником, но и приятным собеседником. Однако, он отправился восвояси с тем же отказом. В руке Альбрехта пожилая леди не нуждалась.

В понедельник говорливый Агравейн развешивал для Маргарет шторы после стирки. Лучшим свадебным даром он считал победу над драконом. Альбрехт покрошил с десяток этих редких животных, а Маргарет любила всех тварей одинаково, и малых, и больших.

Во вторник досточтимый Петер – долговязый юнец, путавшийся в рукавах собственного кафтана, этот кафтан снял и принялся белить яблони от кроликов. По его мнению, любая дама могла бы душу продать за крепость, названную в её честь. Крепость следовало предварительно хорошенько осадить и взять. Мол тогда даже герцогиня Кембриджская локоть укусит. Сердца и руки должны были после этого посыпаться королю Альбрехту под ноги так, что ступить будет негде.
В среду более сдержанный и менее словоохотливый сэр Томас красил для Маргарет забор. Вероятно, это занятие пришлось ему по вкусу. Водя кистью по дереву, он не проронил ни слова, но как только закончил, откашлялся и высказал следующие соображения. Леди Маргарет, как утончённую натуру, могли не заботить ни крепости, ни рыцарские турниры, ни драконы. Может благочестивая Маргарет захочет, чтобы её благочестие, доброта и красота были воспеты трубадуром в балладе. Или эпосе. Или даже стихотворном цикле. Её имя стало бы легендарным. Во все времена девицы мечтали бы быть хоть толику похожими на Маргарет. Рыцарь облегчённо смолк. Речь, написанная для него товарищами, закончилась. Хозяйка заверила его, что долг он свой выполнил, но отрицательный ответ был предрешён.

В четверг, справедливо рассудив, что рыцари закончились, Мисс Мампкин отправилась навестить бедную Френсис, которая всё ещё не ходила. Подруги потеряли счёт времени. Согласитесь, было о чём поболтать – все эти шторы и работы в саду требовали огласки в узком кругу.

По дороге домой пожилая женщина любовалась на едва начавшее клониться к Западу солнце. Сегодня оно отливало ярко-малиновым.

Сюрприз ждал её на крыльце. В кресле-качалке уютно свернувшись дремали двое – Рыжик и король Альбрехт.

Мисс Мампкин оглядела его величество. На Солнце у него выступила едва заметная рыжина. В молодости он наверняка производил царское впечатление – высокий и жилистый с яркой копной волос.

Рыжик учуял хозяйку и потянулся. Спящий мужчина пару раз моргнул, тут же встал и выпрямился.

— Доброго вечера, леди Маргарет, я тут…- он виновато глянул на кресло.

— Доброго вечера.

— Я пришел проститься. В конце концов, наша цель состояла в том, чтобы найти Вас и посвататься. Мы её выполнили. Я хочу поблагодарить Вас за гостеприимство. Рад быть с вами знаком.

— Вы, наверное, долго ждали и проголодались. Не хотите ли поужинать?
Кот, которому льстило внимание монаршей особы, и который сразу бы отдал и лапу, и сердце, и даже хост, не будь он котом, устроился на тощих Альбрехтовых коленках.

-У Вас отличный дом.

— Его построили предки моего мужа. Да и он сам очень много здесь ремонтировал, пока был жив.

— Мда, моя покойная жена тоже очень много занималась замком. Без неё как-то неуютно там. У Вас, например, отличные шторы, а какие висят в моей спальне я и не припомню.

— Спасибо, это — египетский хлопок.

— Любопытно. Я думал, из него только простыни бывают.

— Ну что Вы! — она всплеснула руками,- Куча всего бывает: и простыни, и шторы, и скатерти, и салфетки.

— Никогда бы не подумал. Видите, я не приспособлен для таких вещей. В походы ходить могу, крепости осаждать могу, суп сварить на костре, а шторы выбирать – увольте, не умею.

— Ох, велика наука. Я бы Вам помогла, так ведь Вы уезжаете.

— Ради такого, мог бы и задержаться.

— Дайте подумать. По субботам я обычно пью чай с подругами, но можно было бы что-нибудь сообразить.

Одна мысль про “Короли и кошки”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *