Девичья чувственность как всадник апокалипсиса

 

Мы сидели на немецком и практиковали склонение прилагательных.

И тут я поняла! Нет, не немецкую систему падежей. Есть в мире вещи, которые навсегда останутся тайной. Я поняла, какие мне нравятся мужчины. Пришла в немедленный шок, ужас, переходящий в агонию, и лёгкую ностальгию.

Видели когда-нибудь моделей, рекламирующих часы?

Загорелый брюнет в строгом костюме а-ля молодой Пирс Броснан. Вот совсем не такие. Мне нравятся мужчины, которых хочется не то, чтобы накормить, но сначала погладить им рубашку, а потом страстно полюбить. Хотя Р вот и покормить хотелось. Первый раз, когда я увидела его без одежды, поняла, что он — человек-рентгеновский снимок. Можно было без труда пересчитать рёбра, а кроме того он демонстрировал внушительный сколиоз. И это не исключение. Внешность потрёпанного кота-забияки — то, в чём я нахожу романтическое вдохновение.

Но внешность в человеке не главное. Главное — внутренность. Чтобы завладеть моими мечтами, обязательно разбираться в чем-нибудь глубокомысленном и бесполезном. В малых голландцах, к примеру. Или иметь степень по киноискусству. Говорить на латыни или древне-греческом. Строить барочную мебель из бытовых отходов. Играть на укулеле на худой конец. Если из вышеперечисленного вы знаете умеете сразу несколько вещей, шансы повышаются. Помимо этих двух основных требований, есть ещё дополнительные. Всего-то глаза ваши должны блестеть неподдельной духовностью. И ораторский талант желателен. В крайнем случае можете говорить много и непонятно. И моё сердце в ваших руках.

Мы тут недавно познакомились с одним актёром. Он был ровно такой. Разбередил девичью чувственность. Это тревожное открытие никак не влияет на мою жизнь. Что уж тут сделаешь, механизмы человеческого сердца остаются тайной. Но от романтики лучше воздержаться. Во избежание.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *