Короли и кошки

Юле, замечательной подруге и терпеливой соседке посвящается

Раздался стук. Этим прекрасным субботним утром Мисс Мампкин никого не ожидала, хотя дом её благоухал свежими булочками, а чайник только что закипел. Сама пожилая леди как раз собиралась снять передник, когда раздался стук. Рыжик, дремавший до этого в луче майского солнца, встрепенулся и ушёл по своим кошачьим делам.

Перед ней предстали пятеро вельмож средневековой наружности. продолжение “Короли и кошки”…

Пригодилась бы вам третья рука? А нога?

Пригодилась бы вам третья рука? А нога?

Окей, три руки было бы как-то неловко? Мне кажется, руки –парный орган. Так что лучше сразу четыре. Или шесть. Пригодились бы конечно. Подумайте, можно было бы делать укладку сразу двумя фенами и заливать лаком причёску моментально. Салат бы раза в два быстрее получался. Кроме того, если порезался ( или допустим натёр палец на тёрке, как я это умею), то у тебя остаётся ещё 19 целых пальцев. А ещё можно держать книгу двумя руками, а третей водить по тексту, делать заметки, рисовать на полях. Конечно, мне нужны ещё руки! Кроме того, на них можно набить столько рукавов!

А вот дополнительные ноги не нужны! Я свои две еле обуваю. 41ый размер же! Кроме того, запутаться в них ничего бы не стоило. Но самое главное, просто представьте себе танго! Вот эти все хитрые па, только тремя ногами? Это ведь просто ещё одна нога, на которую можно наступить. О катании на роликах тоже можно забыть. А как насчёт мозолей? Зато со всеми этими новыми конечностями твистер получился бы потрясный. Думаю, его бы даже включили в олимпийские игры. Вместо всяких там беговых коньков, которые стали бы просто невозможны.

Хотя если бы у меня было много рук. то тогда понадобилось бы много ног в противовес. Нет, я пока обойдусь тем, что есть.

Конечно жаль

Ты остался непрочитанным романом,
Выключенным на рекламе кинофильмом.
Сигареты шарю по карманам,
Прилагаю чтобы бросить все усилия.

Отмечаю каждый день без желтых пальцев
В календарь настенный красным цветом.
Жаль конечно, мог бы и остаться,
Хоть ты и вредней, чем сигареты.

Жаль конечно, мог бы и случиться,
Как случаются цветные сны под утро.
Всё гляжу в толпе в чужие лица
И всё вижу в них твоё лицо как будто.

Как Томми один раз чуть не научился молиться

Был понедельник, и деньги нам с Джерри нужны были позарез. Когда я говорю позарез, я имею в виду, что нас обещали зарезать, если денег не будет до вечера. Так что набираться мы стали уже до полудня. Посетителей всё равно не было. Какой-то край ума моего осознавал, что на самом деле нас не убьют. Максимум покалечат.  продолжение “Как Томми один раз чуть не научился молиться”…

Устал рождаться и умирать

Устал рождаться и умирать,
Не отдаваясь в пространстве звуком.
Я без задержек и без преград
Лечу по замкнутому кругу.

Я повторяю из века в век
Одно бессмысленное движение,
Мы повторяем одно на всех,
Мы слепо тянемся к мишени,

Не попадаем, летим туда,
Где можно всё начать сначала,
Где широта и долгота
Влюблённых рук не разнимала.

И мы пытаемся найти
Себе хоть что-то дорогое,
Нас не зовут, а мы летим
Вслед за мерцающей блесною.

Устал рождаться и умирать,
И умирать, и опять рождаться,
Но я продолжу и буду рад
Пытаться снова, пока есть шансы.

 

 

Приглашение

обложка

Приглашение

Холодное дыхание ветра

Стащило ленту с головы –

Ты где-то у реки Невы.

А я пока что просто где-то.

Так часто не встречались мы,

Как надо было бы встречаться.

Ты далеко, в объятьях танца

Из книг, стихов и зимней тьмы,

Белых ночей в начале лета,

Работы и опять стихов.

Чужих помад, своих духов,

Других рассказов как комета,

Как августовский звёздный дождь

Прольётся океан историй

О новом счастье, старом горе,

Если приеду. Ты придёшь?

5 июля 2014

Обещаная премьера

обложка

6 утра

Боженька придумал шесть утра,

Чтобы рассказать мне, что я червь,

Что я вся как оголённый нерв,

Как укушенная, как одна пчела

Без полосок, мёда и без сот

Вот что шесть утра в себе несёт.

Дотянусь трясущейся рукой

До кофейной дозы на убой.

Горький сволочь, скислось молоко.

Утро понедельника, хо-хо.

Утро понедельника, ха-ха.

Не дойти бы только до греха,

Забираясь на автобуса ступень.

И чего вставать мне утром лень?

***

Физкультура – дура-дура.

Ненавижу процедуру

Поднимания гантель.

Вот была бы божья милость

Или просто справедливость,

В этом мире без потерь

Можно было бы есть торты

И обед, как на когорту,

Съели бы с тобой вдвоём.

Но пока что невозможно

Съесть на третье два пирожных,

Мы ведь кушаем, не жрём.

Каждый может научиться рисовать!

Я рисую не потому, что мне это даётся, я рисую, потому, что мне это нравится.

Это чертовски увлекательное занятие, гораздо круче вконтакта, или бульварной литературы, большинства журналов, множества игр ( нужное подчеркнуть). Я уверена, что рисовать, красиво и похоже(!) может каждый. Нужно только попробовать, нужно ПРАВЛЬНО попробовать.

Так что если вы не загружены по самое немогу, если любите всё новое, то специально для вас — эти книги.

Бетти Эдвардс. «Откройте в себе художника»

С этой книги начинается моя взрослая рисовательная история. Причём отнюдь не в связи с творчеством — в книге обьясняются процессы работы мозга при занятиях живописью, мне поэтому её и подкинули. В самом начале автор подсовывает нам пару экспериментов с карандашом и листом бумаги. Вот тут то и случился прорыв. Минут двадцать работы и больше невозможно отнекиваться и рассказывать, что рисование для избранных, и что если Боженька в лоб не чмокнул, то можно и не шевелиться особо. Просто смотришь на результат и думаешь … итить, да яжхудожник! Так что дерзайте, даже из праздного любопытства.
раздача на рутрекере

книга с похожим методом обучения, на английском

Павлинов П.Я «Каждый может научиться рисовать»

Отлично предстваляю себе ситуацию — начинающий рисовальщик открывает новенькое пособие и оттуда на бедного любителя высыпается гора терминов — светосила, рефлекс, блик, полутень, лессировка … Профессионалы буквально стеной стоят вокруг своего прекрасного мира и карабкайся по ней, если желание не отпадёт. Хотя я верю в хороших людей. Значит просто дураки. Ну или не дураки, но о педагогике предстваление нулевое. Вот автор этой книги — знатный учитель, ценный преподавательский кадр — точно знает, что дать новичку и без чего этот самый новичок ещё год спокойно обойдётся.
Помню, как прорабатывла эту книгу, лето, так что можно было вложить все силы , я так и сделала. Приехала с дачи — смотрю во двор, а двор не мой, не тот, или глаза не те. У меня было другое зрение! Весь мир вокруг изменился. В итоге минут пять стояла и любовалась на тополь. Вот так, рисуешь кубики-призмочки и меняешь мир!

раздача на рутрекере

Ещё одна книга того же автора, отличное дополнение к первой

Картинки взяла здесь и здесь

Вина и невинность

Когда обсуждение абсурда, символов и игры слов в «Алисе в стране чудес» достигает логического завершения, я обретаю надежду, что уж хоть Кэроллу отпустят грехи заочно, выдадут «автомат», но нет, кто-то так некстати и бестактно поднимает вопрос о подозрительных связях математика с более чем юной Алисой. Учёный присоединяется к компании Уайльда, Мэнсфилд, Шекспира и Вульф, интригующие обстоятельства чьих жизней и/или смертей дают пищу фантазии, и на семинаре эту пищу обсасывают до костей, а кости перемывают.

В этот момент где-то между лёгкими до предела сжимается тугая пружина, секретный механизм, вроде пожарной тревоги, именно он в случае чего поможет мне, стеснительной девочке, рвать и метать без раздумий. Кровопролития не происходит, в сущности, Оскар Уаильд и при жизни бы только блестяще отшутился, а уж теперь ему тем более плевать на десяток нездорово-заинтересованных недорослей. Я привыкла считать, что личная жизнь принадлежит человеку, как часы, машина или квартира, нет, правильнее сказать, как зубная щётка – моя и только моя! Но такова уж человеческая природа – любопытство вытолкнуло человека за границы атмосферы и втолкнуло в соседскую квартиру. Но ведь за любопытство небо раньше собирало дань – подсматривающий Том ослеп, и насколько я помню, любопытная Варвара тоже не очень хорошо кончила.

Ах, да, я и забыла, мы от этой подати освобождены – у нас научная потребность. Первый пункт литературного анализа – изучение биографии писателя. Очень оправданное требование, особенно с какими-нибудь символистами. Например, разбираем стихотворение Теннисона — количество ответов на вопрос «О чём это?» совпадает с числом студентов под сенью аудитории, преподавателю приходится напоминать, что поэт верил в переселение душ и может быть о нём, возможно и нет, никто не знает. Узнать «из какого сора» вырос цветок великого произведения необходимо, чтобы этот дар оценить и понять. Почему же когда доходит до изучения биографии великих, семинар напоминает Дом 2 с филологическим уклоном?

Sweet dreams

Мечтать не вредно. А вот если не мечтаешь, пора выискивать в недрах аптечки спасительный градусник и кипятить чай с малиной. Отсутствие мечты может ещё и не занесли в реестр болезней, но это только вопрос времени, у врачей его нет, но как только появится, так они сразу. Причём грёзам даже не обязательно сбываться, это их тридесятая функция. Современные девушки ведь даже не расстраиваются, если принц на белом коне, шейх на горбатом верблюде, или Джонни Депп на радужном единороге не доезжает до их проулка. А за какими же чертями тогда думать обо всех этих мужчинах и конях? А потому, что здорово. Если к полуночи главный женский вопрос «Что завтра надеть?» уже решен, Земля спасена, гора свалилась с хрупких плеч и любимый город может спать спокойно, то свернуться калачиком, кренделем, бубликом или другим хлебобулочным изделием и подумать о принце – приятно. А если твои sweet dreams разделит закадычная (ну и словечко, я же девочка, у меня вообще кадыка нет, а подруга всё равно закадычная) так вот если подруга разделит твои мечты, то они обретают какой-то потрясающий блеск и розовый цвет. Мне так замечательно мечтается написать с кем-нибудь книгу. Заходишь в магазин, находишь её на полке, а на ней – твоё имя, а может и фотография освещает всех лучами из твоих писательских глаз. С этой фантазией я пристаю к умным людям со школы. Умные люди обычно одаривают меня таким взглядом, словно я не принадлежу к их числу. Но видимо под действием второго десерта мне удалось вовлечь МС в эту спекуляцию. Не сразу, нет, и удивлённый взгляд и брови как всегда выползли на лоб, чтобы посмотреть на эту чудачку. В этот вполне возможно судьбоносный момент я вытащила из рукава (из рукава чёрного платья, если вдруг вы вздумаете писать нашу биографию, то я была в чёрном платье) козырного туза – у меня есть блог, меня читают. Под напором этого взрывного аргумента МС выдала своё литературное нутро. Я ведь знала, что МС собиралась блистать журналистским талантом – так что не сюрприз. А вчера она мне выдала краткий пересказ одного из своих произведений. И знаете, что я вам скажу? Не позволю этому Эдгару По и Стивену Кингу во одном флаконе пропасть! Мир даже не в курсе, как много потеряет, если МС не будет писать. Так что мы договорились, что вот диплом, практика, подруга моя поднаберёт материала про восток, и мы сразу перевоплотимся в романисток. Мечтам вовсе не обязательно исполняться. Достаточно разделить их с кем-нибудь, кто примет их, как свои.

Учёба. Работа. Зефир.

Oh, The Temptation from Steve V on Vimeo.

В самый первый день сентября мне досталось. По-дружески эдак. За то, что вот я такая взросленькая девочка, а сижу на шее у родителей, не перенапрягаюсь, вкусно ем, и совесть не будит меня среди ночи. Знаете, а ведь подружайка моя абсолютно права. Работа – это буквально стержень жизни взрослого человека. Не от альфы до омеги, конечно, но гораздо дальше беты. Мерзейшая работа лучше её отсутствия. Потому, что этот крючок, если вверх не вытянет, то хоть утонуть не даст. Вдобавок, жизнь без денег – очень оригинальная жизнь, но настолько же жесткая. Случаются люди, прошарившие все бесплатные возможности, от дней открытых дверей в музеях до мелкооптовых закупок продуктов на рынках – в экономии познавшие толк. Но будь у них деньги… Большой счёт в банке – большие возможности, самостоятельность и все прелести жизни. А у меня на счету – стипендия просвистела, осталась ровно та сумма, которую банкомат выдать не в состоянии. Поняла сейчас, что можно ведь на телефон скинуть. Потому, что не работаю.

А теперь лирическое отступление. Сорок лет назад в Стэнфорде происходили интереснейшие вещи. Один добрый дядька раздавал четырёхлеткам зефирки. И предлагал сделку: «Я тебе зефирку оставлю, но если ты 15 минут подождёшь, то я тебе ещё одну дам». Кто-то довольствовался одной, кто-то выжидал и получал заслуженную вторую. А вот когда все сладости слопали, а результаты подсчитали эксперимент вроде как закончился.

Дети занялись своими обычными делами — то есть росли, ходили в детские сады, заканчивали школы, работали, и чем там ещё люди занимаются. До зефирного дядьки начали долетать вести о
малышах. Складывались они в преинтереснейшую картину.
Вы ведь уже поняли, что за результаты получил тот самый дядька? Кто умел отложить в сторону вкусняшку, тот спустя пятнадцать лет лучше сдавал экзамены и попадал в лучший колледж, преодолевал препятствия, рушил стены, возводил замки. А кто-то довольствовался одной зефириной всю жизнь. По какой-то причине люди, употребляя пословицу про терпение и труд, имеют в виду только «хватит Ваньку валять», а про терпение забывают.

Думаю, аналогия, которую мне хотелось привести, уже итак ясна. Вся эта самостоятельность, независимость, работа и деньги – та самая первая marshmallow, сладкая, вкусная, манящая, но как её не нюхай – не приоритет. На первом месте – учёба. Университет предлагает многое, но только тем, кто захочет взять. Высшее образование – привилегия, если ты на неё согласился, будь добр выполняй свою часть работы. Даже странно – взяться за что-то, а потом вполсилы отпинываться от преподавателей. Аномалия какая-то. На других специальностях может и можно подрабатывать, не у нас. Не заговоришь в ночь перед экзаменом по-немецки – это всё равно, что за неделю приготовится к Олимпийским играм – невозможно, нет такого сверхусилия, которое могло бы произвести на свет ребёнка за месяц, вместо девяти. Так что я как могу, откладываю зефир на потом, и стараюсь зарыться зубами в гранит науки.